Викинги. Часть 3

006

Элита воинов-викингов – кто же они?

Самыми ужасными воинами были берсерки (те, кто в бою сбрасывал все доспехи и сражался без serk, нательной кольчуги). Эти отважные воины, похоже, имели обычай при виде врага впадать, в своего рода бешенство. Они завывали, изо рта у них шла пена, они кусали край своего щита и вводили себя в нечто вроде безумия, при котором они начинали считать себя — и их враги тоже — неуязвимыми. В какой мере эта ярость берсерка была истинной, а в какой — своего рода игрой, сказать невозможно. В любом случае психологический эффект оставался тем же самым. Безусловно, существует горячка боя, «кровавый туман», который в пылу битвы застилает сознание отдельных людей и придает им силы совершать такие поступки и переносить то, что в обычном состоянии они никогда бы не совершили.

Постоянных армий у викингов, разумеется, не существовало, но каждый влиятельный землевладелец и знатный человек держал при себе столько воинов-дружинников, сколько мог себе позволить. Воинские качества таких дружин варьировались в зависимости от репутации и влияния их вождя. Знать и цари, знаменитые своими подвигами и щедростью, набирали лучших бойцов со всей Скандинавии. В залах их домов дружинники проводили зимние месяцы в пирах и празднествах, а с наступлением весны отправлялись в набеги или шли сражаться.

Тяга норвежцев к оружию и воинственным потехам находилась в полном соответствии с их религиозными верованиями. Как и можно предполагать, это была воинственная вера, не чуждающаяся вероломства и кровопролития, и в ней царили боги-воины и облаченные в шлемы и доспехи девы. Самой завидной долей для воина считалось пасть на поле брани, над которым реяли девы-валькирии, выбирающие самых достойных из павших. Этих дев-воительниц в полном воинском снаряжении великий Один посылал на каждое сражение с тем, чтобы они выбрали среди павших тех, кто был достоин вечно пребывать в Валгалле. Здесь, в жилище Одина, в чертогах для избранных героев («val» значит «избранный») могучие воины проводили время в пирах и богатырских забавах, а прекраснейшие валькирии прислуживали им. Вплоть до вечера богатыри сражались друг с другом, но с наступлением темноты раны их исцелялись, и победители вместе с павшими садились за пиршественные столы. Во время Рагнарока — последнего сражения, когда сами боги будут сражаться против сил зла, когда с цепи будет спущен ужасный волк Фенрир, когда весь мир погрузится в хаос крови и огня, — эти герои с обнаженным оружием тоже ринутся в бой под знаменем Одина.

5 ответов по теме Викинги. Часть 3

  1. виктор:

    для снятия стресса и в качестве антидепрессанта , воины принимали настои из галюциногенных грибов. некоторые из них делали это так усердно , что со временем становились законченными наркоманами — отморозками. вот их то и именовали берсерками ))

    • Да — эта версия о принятии дурманящих напитков из грибов и трав вполне признана (а значит — она уже и не версия?). Это придавало храбрости воинам, притупляло их болевой порог.
      А не эта ли традиция лежит в основе «100 граммов для храбрости», которые существовали даже в Великую Отечественную войну?

  2. grotter:

    Есть и другая версия: berserkr от «медвежья куртка»

    • А может — слово berserkr произошло от “медвежья куртка” . Поскольку, чем страшное волосатое злобное чудовище, на которого походил одурманенный викинг отличалось от медведя?
      Но он был всё же не медведь, а лишь «образ медведя», иначе — как бы «куртка». (это мои ненаучные гипотезы) 🙂

  3. Юрий:

    В некоторых сагах берсерк — это просто искусный в схватке воин, ничего про отсутствие доспеха и одежды (мол, сбрасывали с себя все и шли в бой обнаженными) не сказано. В других сагах берсерк — банальный разбойник, нападающий на обычных земледельцев. Например, герой «Саги о Греттире» спас семью хозяина дома,где остановился, от нападения целой группы разбойников, главарь которых считался берсерком.

    «Постоянных армий у викингов, разумеется, не существовало» — разумеется, прокорми такую армию дармоедов! )))

    «но каждый влиятельный землевладелец и знатный человек держал при себе столько воинов-дружинников, сколько мог себе позволить» — объединитель Норвегии конунг Харальд Харфагр держал при себе всего-навсего «три сотни» воинов («сотня», скорее всего, составляла 120 человек). Само собой, для крупных походов, сражений и войн собиралось ополчение со всей страны.

    «В залах их домов дружинники проводили зимние месяцы в пирах и празднествах, а с наступлением весны отправлялись в набеги или шли сражаться» — какая-то сказочная Вальхалла ))) С осени до весны никаких сражений не было,т.к. погодные условия не позволяли перемещаться. Воевали только летом, это верно, но отнюдь не каждый год. Зимой конунг перемещался по стране с дружиной и мизерным двором, кормясь натурой с областей — в Киевской Руси это называлось «полюдье». Т.е. налоги собирали не деньгами, а натурой — продуктами, кормежкой самого конунга, его семьи и дружины. День-два погостит в усадьбе ярла или херсира, прожрет доставленные с округи припасы — и дальше поехал объедать народ. Были и постоянные места для проживания, города (Трондхейм, Каупанг).

    Последний абзац — просто краткое вольное переложение «Эдды» )) На деле подавляющее большинство скандинавов было мирными земледельцами и рыбаками, они спокойно жили и умирали у себя дома. В сагах нет превознесения участью эйнхериев — наоборот, никто не хотел погибать раньше времени (от старости)!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *